Обман


    Абсолютно новое приключение по мотивам знаменитой игры от "Bioware"!
    Галактика в осаде. Каждые пятьдесят тысяч лет, расы живых машин вторгается в нашу галактику с целью собрать урожай всех органических форм жизни. Они - Жнецы.
    Два человека узнавшие правду, отчаянно ищут способ прервать цикл: адмирал флота Дэвид Андерсон и его подруга, Кали Сандерс. Им удалось найти ужасающие доказательства того, что Жнецы это реальная угроза. Но при этом они вторглись в сферу интересов "Цербера", секретной военизированной организации, и ее таинственного лидера, Призрака, поставившего под угрозу жизни Дэвида и Кали, так как он не остановится ни перед чем, лишь бы защитить свои секреты.
    И на своем нелегком пути, они встречают сомнительного, но вероятного союзника - Джиллиан Грэйсон, девушку обладающую удивительными способностями. Однажды, она уже была объектом ужасающих научных экспериментов "Цербера", но теперь Джиллиан свободна и научилась управлять своей смертоносной силой, но узнав, что "Цербер" ответственен за смерть ее отца, Джиллиан клянется отомстить организации и Призраку, тем самым поставив под угрозу планы Кали и Дэвида, и все за что они борются.

Уильям Дитц
MASS EFFECT: Обман

    Посвящается моей дорогой Марджори
    С искренней признательностью Дрю Карпишину за великолепные произведения, предшествующие моей книге, благодаря которым стало возможным ее создание. И с благодарностью Кейси Хадсон, Мак Уолтерсу и Трише Пастернак за их советы и рекомендации.

ПРОЛОГ

На планете Кхар’шан
    Несколько напряженных недель ушли на то, чтобы проследить путь объекта от места преступления до домашней планеты батарианцев и их древнего города Тонду. Кай Лэнг не любил это место по многим причинам: ему не нравилась толкотня на улицах, асимметричная архитектура и местная еда. Но больше всего ему не нравились сами батарианцы. И не потому, что большинство из них были пиратами и работорговцами. Просто они принадлежали к другой расе, следовательно представляли угрозу для человечества. А Кай Лэнг не возражал, когда его называли расистом и даже экстремистом.
    Аукционный дом располагался на одной из извилистых улиц Тонду, к его парадному входу вело несколько ступеней. Из-за полученного в недавней довольно тяжелой миссии ранения Лэнг все еще пользовался тростью и каждую ступень преодолевал по отдельности. Пройдя сквозь высокие открытые двери, он оказался в просторном вестибюле, где его встретили два охранника-батарианца. Четырехглазые чужаки с нескрываемой подозрительностью уставили на него все имеющиеся глаза.
    Лэнг предъявил стоявшему справа охраннику приглашение, и тот поднес документ к сканеру. Электронное приглашение было подлинным - его за немалые деньги купили у одного из местных дельцов, - и батарианец почтительно кивнул:
    - Можете войти, но пистолет останется здесь. И трость тоже.
    - Нет проблем, - ответил Лэнг, передавая охранникам оба указанных предмета. - Хорошенько присматривайте за ними.
    - Вы все получите при выходе, - проворчал второй батарианец, укладывая пистолет и трость на стол, заваленный оружием остальных посетителей.
    После этого Лэнгу было предложено выложить на поднос содержимое карманов, в результате чего обнаружились три монеты, коробочка с пилюлями и стило. Первый охранник осмотрел предметы, что-то проворчал и махнул рукой в сторону металлической рамки:
    - Пройдите, пожалуйста, через металлоискатель.
    Поскольку прибор не отреагировал ни звуком, ни вспыхнувшими огнями, Лэнгу было позволено забрать свои вещи и пройти в следующее помещение. Комната не отличалась большими размерами, да этого и не требовалось, поскольку участие в подобном аукционе могли позволить себе лишь очень состоятельные личности. Смотреть здесь было абсолютно не на что, и пока Лэнг усаживался рядом с пожилым турианцем, все взгляды были обращены в его сторону.
    Конечно, куда лучше было бы перехватить объект до того, как он оказался выставлен на продажу, но Лэнг опоздал и теперь твердо намеревался завладеть им, несмотря ни на какие сложности.
    После него пришли и заняли свои места еще два участника аукциона, и время, казалось, остановилось. Наконец на трибуне появился изысканно одетый волус:
    - Добрый день, достойные господа. Сегодняшний аукцион проведу я, Дос Тассер. Все вы имеете на руках каталоги и, несомненно, успели ознакомиться с предлагаемыми лотами. Аукционный шаг - тысяча или миллион кредитов, после третьего удара сделка считается совершенной и окончательной. Есть вопросы? Нет? Тогда начинаем аукцион.
    - Первым пунктом в каталоге идет Протеанское Яйцо, которое при активации воспроизводит голографическую карту звездного неба. Поскольку демонстрируемые созвездия не совпадают с очертаниями ни одного из участков освоенного космоса, эксперты полагают, что данная система находится за пределами нашей Галактики и представляла определенный интерес для протеан. Если это верно и если покупателю удастся выяснить, где находятся эти планеты, стоимость вероятных технологических сокровищ будет неизмеримо выше стоимости этого яйца. Первоначальная цена лота - десять миллионов кредитов. Кто-нибудь предложит одиннадцать?
    Одиннадцать миллионов было предложено незамедлительно, потом последовал довольно продолжительный торг, и в результате прозвучало последнее предложение в сорок два миллиона. Этого оказалось достаточно, чтобы яйцо перешло в собственность пышно разодетой азари, чье лицо скрывала густая вуаль. Собиралась ли она отправиться на поиски звездной системы, заключенной в памяти устройства, или поставить яйцо на полочку, Лэнг сказать не мог, да его это и не интересовало.
    Следующим лотом шел сосуд со слезами турианского святого. По крайней мере, так утверждал Тоссер, хотя никаких доказательств не было и жидкость в сосуде могла оказаться обыкновенной водой. Но сидевшего рядом с Лэнгом пожилого турианца это не остановило, и он выложил за реликвию пять тысяч кредитов. Похоже, он счел сделку удачной.
    Наконец Тоссер выставил объект, ради которого прибыл Лэнг.
    - Представляю вам следующий лот, - произнес Тоссер, поднимая для всеобщего обозрения предмет, похожий на отполированный драгоценный камень. Отразившийся от его граней свет заплясал бликами на стенах зала. - Здесь, внутри предохранительной матрицы, содержится биологическое генетическое оружие особого рода. Как утверждает продавец, пожелавший остаться неизвестным, это оружие, будучи активированным среди человеческого населения, поразит личность, известную как Призрак. Личность, по слухам являющуюся основателем "Цербера". Мы, естественно, ничем не можем подтвердить это заявление и не несем ответственности за возможные последствия активации данного оружия. Итак, леди и джентльмены, первоначальная цена - пять миллионов. Кто предложит шесть?
    Лэнг не только был знаком с деятельностью "Цербера", но и на протяжении десяти лет работал на эту организацию. И потому представлял себе степень опасности. И не только по отношению к самому Призраку, но и по отношению к десяткам тысяч связанных с ним человек, которые тоже окажутся уязвимыми.
    Он швырнул монеты, и они попадали на пол вокруг Тоссера, сопровождаемые легким звоном и облаками густого дыма. А Лэнг был уже на ногах. Несколько стремительных шагов к оторопевшему волусу - и матрица в руках Лэнга. Точно рассчитанный удар ногой свалил аукциониста на пол.
    Но Лэнг был не единственным в этой комнате, кто хотел завладеть этим предметом и был готов применить силу ради достижения своей цели. Этот человек тоже был безоружен, но очень силен, что стало понятно, когда его руки обхватили шею Лэнга.
    Лэнг схватил противника за руки и сильно потянул вниз, одновременно прижимая подбородок к груди, что давало возможность получить драгоценный глоток воздуха. Он согнул ноги в коленях, сместив центр тяжести вниз, а затем резко выпрямился и сбросил с себя противника. Лэнг продолжал удерживать нападавшего за одну руку, так что тот приземлился на спину. Лэнг наступил ему на лицо, ощутил, как под ногой что-то хрустнуло, и понял, что этот бой закончен.
    Затем он направился к выходу, по пути доставая стило. Послышался взрыв, и его пистолет - или то, что выглядело как пистолет, - направил шрапнель во все стороны. Выскочив в вестибюль, Лэнг обнаружил обоих охранников лежащими на полу, и один из них был точно мертв.
    - Не трудитесь вставать, - бросил второму Лэнг, забирая свою трость. - Я сам открою дверь.
    Завершив миссию, убийца захромал к выходу. Правая нога горела словно в огне. Но матрица цела, Призрак будет доволен, и Лэнг сможет покинуть Кхар’шан. Жизнь прекрасна.

ГЛАВА 1

В Цитадели
    - Я не хочу туда идти, - заупрямился Ник. - Почему я не могу остаться здесь?
    У Дэвида Андерсона не было своих детей, и, если бы решать пришлось ему, бывший офицер флота просто приказал бы подростку выйти из комнаты, что вряд ли привело бы к положительному результату. К счастью, его любимая женщина умела справляться с подобными ситуациями лучше. В свои тридцать с небольшим лет Кали была в отличной форме. Когда она улыбалась, вокруг глаз проявлялись едва заметные морщинки.
    - Ты не можешь здесь остаться, потому что Дэвид и я хотели бы, чтобы ты, если потребуется, рассказал на Совете о том дне, когда Грейсон ворвался в Академию Гриссома. Необходимо принять все меры, чтобы такое больше не повторилось.
    В тот день Ник был ранен в живот, и для излечения его доставили в Цитадель. Темные волосы еще больше отросли и спускались ему до самых плеч, и для своего возраста мальчик казался слишком хрупким.
    Он с надеждой поднял взгляд:
    - А можно на обратном пути зайти в "Куб"?
    - Конечно, - ответила Кали. - Но только на часок. А сейчас идем, нам пора.
    Конфликт был предотвращен, и Андерсон с удовольствием услышал щелчок закрывающейся за ними двери. Лифт доставил их вниз, в беспорядочную толчею нижнего уровня. Над головами грохотали вагоны монорельсовых составов, по тротуарам сновали представители самых разных рас, а на проезжей части было тесно от наземных экипажей. Обычное состояние огромной космической станции, служившей культурным, финансовым и политическим центром Галактики.
    Андерсон, имевший звание адмирала, был представителем Альянса в Совете Цитадели и большую часть своего времени проводил на борту этого сооружения. Главной частью станции, построенной в форме звезды, являлось центральное кольцо, имевшее около десяти километров в поперечнике, от которого в разные стороны отходили сорокакилометровые "лучи". Численность населения станции составляла около тринадцати миллионов разумных существ, но ни одно из них не было причастно к строительству этого колоссального комплекса.
    Станция была обнаружена две тысячи семьсот лет назад, когда азари исследовали обширную сеть генераторов масс-эффекта, оставшуюся от загадочной расы, известной как протеане. Азари основали на Цитадели свою базу, научились создавать поля масс-эффекта и использовать их при дальнейшем исследовании Галактики.
    Спустя несколько десятилетий космическую станцию обнаружили саларианцы, и две расы пришли к соглашению учредить Совет Цитадели для решения спорных вопросов. По мере того как другие расы начинали осваивать открытый космос, у них не оставалось другого выбора, как подчиниться диктату наиболее развитых культур, составляющих Совет. Люди были здесь относительными новичками и лишь недавно удостоились права голоса в Совете Цитадели.
    Долгое время считалось, что Цитадель была построена протеанами, но сравнительно недавно появились сведения, что настоящими архитекторами станции была таинственная раса наделенных интеллектом космических странников, названных Жнецами. Они не только спроектировали это сооружение, возможно как ловушку, но и несли ответственность за уничтожение всей органической разумной жизни приблизительно каждые пятьдесят тысяч лет. Несмотря на то что Жнецы скрывались во тьме космоса, имелись свидетельства о том, что они способны посылать сигналы и контролировать своих слуг на расстоянии многих световых лет. Андерсон был уверен, что Жнецы представляют собой постоянную и серьезную угрозу. И решать проблему Совет Цитадели должен немедленно.
    Трудность заключалась в том, что в существование Жнецов верили не все, а кроме того, серьезные вопросы зачастую заслонялись повседневными распрями между различными расами. Именно поэтому Андерсону и Кали было так трудно убедить Совет отвлечься от исторических конфликтов ради более основательной угрозы, которой являлись Жнецы. Андерсон и Кали были уверены, что напавший на Академию Гриссома Грейсон был, по крайней мере, под частичным влиянием Жнецов, но никак не могли убедить в этом всех членов Совета. Большие надежды они возлагали на сегодняшнее выступление. Если удастся, Совет согласится объединить усилия для отражения опасности, угрожающей всем без исключения расам. В противном случае Жнецы сделают то, что проделывали раньше, - уничтожат всю разумную жизнь в Галактике.
    По пути к общественному такси он вновь обдумывал догадку о том, что Жнецы построили Цитадель в качестве приманки для высокоразвитых рас.
    Машина ожила, как только Андерсон уселся перед пультом управления. Антиграв двигался в поле масс-эффекта и должен был доставить их с нижнего уровня в сектор Президиума, где располагались помещения Совета. Кали заняла место рядом с Андерсоном, а Ник устроился сзади и сразу же занялся своим универсальным инструментроном. Устройство на правой руке подростка могло использоваться для доступа в компьютерные сети, ремонта электронных приборов и просто игр. Именно играми и занимался Ник все то время, пока Андерсон вел машину в потоке транспорта, рекой текущего между высокими утесами зданий по извилистым руслам улиц, под изящными навесными переходами.
    Спустя десять минут они въехали на транзитную платформу, где и вышли из машины. Низенький коренастый волус устремился им навстречу, намереваясь перехватить освободившийся транспорт. Он был одет в защитный костюм, и большую часть лица закрывала дыхательная маска.
    - Пошевеливайтесь, земляне, я не намерен торчать здесь целый день.
    Его сварливый тон никого не удивил, поскольку все уже привыкли, что обитатели Цитадели были довольно грубы в общении между собой. Волусы были ближайшими союзниками турианцев, а те, после войны Первого Контакта, все еще не изжили вражду по отношению к людям. И это обстоятельство являлось одной из причин взаимного недоверия между расами.
    По пути к лифтам Андерсон, Кали и Ник встретили пару прекрасных азари. Эти существа не имели пола, но, несмотря на голубоватый оттенок кожи, были очень похожи на земных женщин. Вместо волос на головах азари были уложены складки кожи, а тела отличались изысканным изяществом.
    - Перестань таращиться, - заметила Кали, когда они вошли в кабину лифта. - Ничего удивительного, что они обходятся без мужчин. Возможно, стоит последовать их примеру.
    Андерсон усмехнулся:
    - Я же просто смотрю, и все. Я неравнодушен к блондинкам.
    Кали скорчила ему гримасу. Лифт стал подниматься, и вдруг стоявший рядом саларианец выронил свой портфель. Сумка была зажата у него под мышкой, но внезапно выскользнула и шлепнулась на пол. На удлиненной голове саларианца, как и у всех остальных представителей этой расы, торчали небольшие выросты, похожие на рожки. Саларианец нагнулся за портфелем, но тот вдруг отлетел в сторону.
    - Ник! - сердито воскликнула Кали. - Прекрати немедленно, верни портфель и извинись.
    Подросток протестующе вздернул подбородок, но, увидев раздраженное лицо Кали, удержался от дерзости. Он поднял портфель, протянул его владельцу и пробормотал извинения.
    Саларианец не в первый раз столкнулся с биотическим озорством и потому ничуть не удивился.
    - У тебя есть талант, - отрывисто произнес он. - Используй его с умом.
    Ник был одним из тех немногих, кто мог манипулировать подобной силой, присутствующей в лишенном гравитации пространстве. В последнее время он прилагал усилия, чтобы развить в себе биотические способности, и, судя по поведению портфеля, добился определенных результатов, комбинируя потоки энергии. Однако его впечатляющие способности раздражали Андерсона. К счастью для Ника, Кали была более снисходительной. Возможно, даже слишком снисходительной.
    Створки лифта плавно разошлись, и пассажиры вышли в вестибюль, примыкающий к Президиуму. В противоположность тесноватому и многолюдному нижнему уровню, здесь было по-настоящему просторно. По голубому небу плыли искусственные облака, сверху струился солнечный свет, и, проходя вслед за своими спутниками по изогнутому переходу, Андерсон ощутил на лице дуновение легкого ветерка. В обширном парке нашлось место и для озера, и для небольшой рощицы, и для огромной лужайки с аккуратно подстриженной травой. Здесь было много гуляющих самых различных рас, они бродили по дорожкам или отдыхали на скамейках.
    Андерсон целеустремленным шагом повел своих спутников прямиком к Башне Цитадели, расположенной в самом центре огромной космической станции. Трудно было оценить это сооружение, глядя на него вблизи, но Андерсон знал, что Башня видна за много километров и является важнейшим ориентиром для всей Цитадели.
    Но зал Совета находился почти на самом верху, а опаздывать было нельзя, так что Андерсон перешел на быстрый шаг. Повестка могла меняться вплоть до начала заседания, и невозможно было сказать заранее, будет ли их вопрос рассматриваться в начале, в конце или в середине дня.
    Прежде чем войти в помещение Башни, троице пришлось пройти проверку на контрольном пункте службы безопасности Цитадели, стоящем у главного входа. Сегодня там дежурил турианец. На Андерсона уставились внимательные глаза, блестевшие в выступающих глазницах, обведенных алыми завитками татуировки. Плоский нос с едва заметными ноздрями почти утонул между жесткими лицевыми пластинами. Рот офицера напоминал перевернутую букву "V" и явно не был приспособлен для улыбки.
    - Слушаю, сэр… Чем могу быть полезен?
    - Мое имя Андерсон. Адмирал Дэвид Андерсон. Это Кали Сандерс и Ник Донахью. Мы приглашены на сегодняшнее заседание Совета.

стр. 1,2,3 ... 26,27,28 След.

Книги
Архив файлов
На главную

waplog

0.066 сек
SQL: 2