ПравилаРегистрацияВход
НАВИГАЦИЯ

Максим Оськин - Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы

    После Февральской революции, преподносимой, разумеется, в качестве "народной", ситуация не изменилась. Да и неудивительно: буржуазия "отыграла карту" и не намеревалась оказывать помощь. Впервые правовая и дипломатическая защита для русских военнопленных была предоставлена лишь советской властью. Бесспорно, что большевики рассчитывали перетянуть всех русских пленных на свою сторону, однако царская власть не была способна даже и на такое. С мая по ноябрь 1918 года в Германию было отправлено 107 вагонов с продовольствием для пленных; в Австро-Венгрию - 51. Также перечислялись деньги для закупки продовольствия на иностранных рынках. Но это происходило уже после выхода России из Первой мировой войны.
    Таким образом, продовольствование русских пленных солдат в годы Первой мировой войны было чрезвычайно скудным и недостаточным. Если в Российской империи неприятельские военнопленные получали достаточно высокий продовольственный паек, то русские пленные уже с начала 1915 года недоедали, а затем и голодали. К 1917 году их положение резко ухудшилось. Однако действие международных норм военного права, худо-бедно соблюдавшегося воюющими сторонами, не привело к громадной смертности пленных.
    Минимальный паек позволил сохранить жизни большинства плененных воинов. Мировая схватка еще не успела приобрести характер бескомпромиссной борьбы не на жизнь, а на смерть, как двадцатью годами спустя. Так, если в период Первой мировой войны в плену умерли 8,3 % русских пленных (в русском плену - 2,5 % пленных противника), то в период Второй мировой войны, по немецким же данным, в плену погибли 57,7 % советских пленных (около 3 300 000 чел. из 5 700 000 пленных красноармейцев). В советском плену из 3 155 000 немецких пленных погибли 37,5 % пленных немцев (1 185 000 чел.); из 232 000 солдат союзников в немецком плену погибли всего 8348 (3,5 %).[269]
    Все познается в сравнении. Как видим, в австро-германском плену русских военнопленных погибло в четыре раза больше, нежели неприятельских солдат в русском плену. Погибло больше и военнослужащих союзных держав Антанты. В своей работе по военной статистике, подводя итоги расчетов смертности солдат всех воюющих стран в плену, Б. Ц. Урланис пишет: "Обращает на себя внимание тот факт, что почти три четверти всех умерших в плену были солдаты стран антигерманского блока. Этот факт объясняется тяжелыми условиями жизни военнопленных в Германии и Австрии".[270] Главнейшим из этих условий явилась продовольственная ситуация в Центральных державах.
    Преждевременный выход России из войны не сразу изменил положение русских военнопленных. После Октября, когда большевистским правительством было заключено перемирие на фронте, и особенно после Брестского мирного договора 3 марта 1918 года бывших пленных отправляли в Россию партиями через нейтральные страны. Однако первыми отправились на родину раненые, больные, инвалиды. Здоровые солдаты еще оставались в плену.
    После Брестского мира немцы продолжали удерживать в своих руках массу русских военнопленных. То же самое делали и союзники после капитуляции Германии. Суть проблемы в том, что каждый надеялся, что победителя не будут судить. Казалось, что Россия уже вышла из войны, заключив "похабный мир", по выражению председателя советского правительства (Совета народных комиссаров) В. И. Ленина, но русские пленные в основной своей массе продолжали оставаться в неприятельских странах.
    Немцы удерживали русских пленных вплоть до Ноябрьской революции 1918 года, не желая лишаться дармовой рабочей силы. К 1921–1922 гг. в Германии и Австро-Венгрии еще оставались около шестисот тысяч русских пленных, в большинстве своем калеки и больные, которые не имели возможности самостоятельно добраться до родины. Последние взаимные пленные вернулись на свою родину только в 1922 году, причем обмен производился на территории Латвии и Литвы.
    Феномен массового пленения, как один из наиболее негативных следствий Первой мировой войны, сыграл свою роль в развитии европейского тоталитаризма в двадцатом столетии. Обычно говоря о тоталитаризме, почему-то упоминают три государства - национал-социалистическую Германию, фашистскую Италию и большевистско-коммунистический СССР. Однако тоталитарные тенденции широко распространились в Европе. Это и многочисленные сателлиты Германии по Второй мировой войне (Финляндия, Венгрия, Словакия, Болгария, Румыния, Хорватия). Это и покорное сотрудничество с оккупантами в Чехии, Голландии, Бельгии. Это и национальный коллаборационизм Франции, спасшейся от статуса союзника фашизма исключительно благодаря генералу Ш. де Голлю. Это и фашистская государственность Испании и Португалии. Это и молчаливая помощь немцам со стороны Швеции. Это и прогерманские настроения в британской элите. Однако обо всех этих странах в контексте фашизма в современной Европе "не принято" вспоминать. Виноватыми остаются немцы и теперь еще русские после соответствующих постановлений Парламентской ассамблеи Совета Европы, где, кажется, забывают, что Российская Федерация делает один из наиболее крупных взносов в общеевропейскую организацию.
    Массовые подвижки Первой мировой войны стали условием формирования новой массовой психологии. Верно пишет О. С. Нагорная: "Именно с 1914 г. с возникновением „материального противостояния“ военный плен превратился в массовый опыт, затрагивающий не только подвергнутых многолетнему заключению индивидов, но и воюющие государства и общества в целом. Лагеря военнопленных стали объектом массированной пропаганды и особой подсистемой воюющего общества, выполнявшей принципиально важные в условиях нового типа войны функции экспериментальной площадки для военных медиков и обеспечения военной экономики дешевой рабочей силой (до 90 % пленных стран Восточного фронта были привлечены к принудительному труду). Именно здесь обнаруживаются множественные признаки так называемых тотальных институтов, в рамках которых была сформирована огромная масса людей с пониженным порогом восприятия насилия и потенциально готовых к репрессиям".[271] Опыт Первой мировой войны был приумножен в период Второй мировой войны. Причем уже в еще более неимоверных масштабах (немцам удалось оккупировать всю Европу, за исключением Великобритании и Советского Союза) и с невероятной по любым меркам жестокостью.
    Вненациональная политика советской власти в нашей стране с ее тоталитарным политическим режимом и репрессивным инструментарием как основным методом управления государством и обществом стала одной из главнейших причин поражения первого периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Массовый коллаборационизм и сдачи в плен стали характерной приметой этого периода. Обращение советского правительства к российскому патриотизму, переход к национальным установкам и ценностям (в этом ряду приоритетом является восстановление статуса Русской православной церкви) наряду с расистской политикой гитлеровского режима на оккупированных территориях помогли переломить неблагоприятно складывавшийся ход войны.
    Количество советских военнопленных в два с половиной раза превзошло число пленных Первой мировой войны (что, кстати говоря, вполне согласуется в соотношении с числом мобилизованных). Большая часть их пришлась на период неудач на фронте, в период отступления, как и при царизме, что также вполне логично. Существенная часть военнопленных сдались в плен вопреки уставу (неранеными), то есть с формально-официальной точки зрения - "добровольно", но фактически же - полностью выполнив свой долг перед Родиной.
    Однако как и в 1915 году, практика массового пленения грозила крушением Восточного фронта, поражением в войне, гибелью государственности. При этом в отличие от Первой мировой войны, когда России грозили потеря части территории и установление финансово-экономической зависимости от Германии, поражение в Великой Отечественной войне грозило рабством народов СССР, равно как и других народов планеты, вследствие политического курса фашистского руководства режима А. Гитлера. Именно поэтому, борьба должна была быть бескомпромиссной и до последнего. Как только в нашей стране это понял каждый, ход войны был переломлен, и война закончилась Великой Победой в логове нацистского чудовища.
    Перед глазами был пример Франции, в 1940 году разгромленной в кратчайшие сроки и ставшей покорным сателлитом Германии (режим Виши). Соответственно, допустить подобное развитие событий советское правительство не могло ни в коем случае. В мире оставалось лишь три крупных суверенных государства, ведших борьбу с фашизмом: СССР, Великобритания и США. Гибель любого из них делала победу коричневого монстра почти неминуемой.
    Исходя из этого, государственная политика по отношению к военнопленным не могла не быть гораздо более жестокой, нежели политика царизма. Это надо помнить, оценивая действия сталинского режима по данному вопросу не с точки зрения отвлеченного гуманизма, как будто бы мы смотрим на происходившее откуда-нибудь с Марса или Луны, а с точки зрения гибели любой свободы на планете Земля, что стало бы неизбежным в случае успеха гитлеровской Германии. В СССР практика отношения к военнопленным вытекала из постановления Государственного комитета обороны от 16 июля 1941 года и приказа Ставки Верховного главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года "О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий". Основные постулаты осуждения пленных как изменников Родины (заочное осуждение военнопленных как изменников):
    - "сдавшихся в плен уничтожать всеми средствами";
    - "семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи";
    - семьи командиров и политработников арестовывать "как семьи нарушивших присягу и продавших свою Родину дезертиров".
    Последующие распоряжения военного командования, грозившие репрессалиями военнопленным, лишь уточняли вышеуказанные документы. Например, шифрограмма Г. К. Жукова от 28 сентября 1941 года: "Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны". Месяцем ранее руководитель СССР, Председатель ГКО и Верховный главнокомандующий И. В. Сталин принял решение лишать семьи сдавшихся государственных пособий. Иными словами, если в императорской России не существовало карательной политики в отношении военнопленных, но действовали репрессивные декларации и просто не оказывалось помощи пленным, то в СССР почти с самого начала Великой Отечественной войны стал проводиться жесткий государственный курс. Как известно, во исполнение данных актов была арестована и отправлена в куйбышевскую тюрьму даже супруга сдавшегося в плен нераненым офицера РККА Я. И. Джугашвили (старший сын И. В. Сталина) Ю. И. Мельцер, которая была освобождена весной 1943 года, после гибели мужа в немецком концентрационном лагере Заксенхаузен.
    Однако как фашисты взяли на вооружение теоретические разработки расовой идеологемы кайзеровского периода, объявлявшего Германию "господином мира", так и советское правительство в своих действиях по отношению к пленным использовало наработки предшествовавшего периода. Таким образом, вовсе не И. В. Сталин и его соратники стали авторами идеи об объявлении военнопленных трусами и изменниками, подлежащими уничтожению по приговору военно-полевых судов даже и после войны, как это иногда утверждается в историографии. Эти идеи, как показано выше, выдвигались еще в период Первой мировой войны отдельными высокопоставленными деятелями Российской империи (как правило - генералитетом). В СССР эти идеи были воплощены в жизнь - это правда. Но и война была совсем не той - не на потерю геополитических преференций (территория, экономика, ресурсы, репарации), а на потерю суверенитета, свободы и нашей Родины - России.
    Массовые сдачи в плен стали явлением, присущим русской армии в периоды тяжелых поражений в обеих мировых войнах двадцатого века. Впрочем, это верно и для ряда других ведущих стран мира: достаточно вспомнить австрийцев во время Брусиловского прорыва 1916 года или французов в период германского блицкрига во Франции в 1940 году. Следовательно, причины этого явления лежат в какой-то иной плоскости, нежели простое обвинение в трусости и измене, что было явно выгодно государственной власти вообще и военным властям в частности. "Выгодно" не в смысле сиюминутного бонуса, а в перспективе дальнейшего продолжения войны и повышения уровня боеспособности страны.
    Нисколько не оправдывая солдат, сдавшихся в плен еще до исчерпания всевозможных средств ведения боя, надо отметить эти основные причины по отношению к периоду Первой мировой войны - теме нашего исследования.
    Во-первых, массовые войны вовлекли в ряды Вооруженных сил огромное количество людей, ранее никогда не воевавших, а зачастую и не служивших в армии. Неудивительно, что психика этих людей, поддерживаемая инстинктами инертной и зачастую невоинственно настроенной толпы, не выдерживала напряжения современной войны. Повторимся, что люди, сдававшиеся неранеными, исполнили свой долг, пленение для них являлось трагедией, а не результатом неверных действий.
    Но все-таки, во-вторых и в-главных, самой основной причиной массовых сдач в плен является предвоенная нераспорядительность военного ведомства и воинское неумение высшего командного состава. Солдаты должны были своей кровью покрывать неподготовленность страны к войне, бездарность и безволие генералитета, стратегическую бесталанность Ставки Верховного главнокомандования, кумовство и воровство чиновных мерзавцев, наводнивших тыл, и так далее. Одно из писем в тыл: "Если зря (выделено. - М.О.) сложить голову, лучше в плен сдаться, что и делают".[272] Вот это самое "зря" и стало основной причиной сдачи в плен тех людей, что честно и доблестно дрались на фронте, но были вынуждены своей личной трагедией покрыть чужие грехи. А ведь до войны в царской армии не было репрессий, подобных 1929–1931 и 1937–1939 гг., ослабивших командно-интеллектуальную мощь советских Вооруженных сил перед Второй мировой войной.

ГЛАВА 2
ДЕЗЕРТИРСТВО

    Объявление мобилизации в июле 1914 года подняло на войну миллионы российских мужчин. В довоенных расчетах предполагалось, что какая-то часть призывников вообще не явятся на сборные пункты. Однако, напротив, в воинские присутствия явились и масса добровольцев. В том числе - и поляки, в отношении которых вообще предполагали, что не явятся до двадцати процентов призывников. Явка на призывные пункты в целом по стране достигла девяноста шести процентов, хотя военное ведомство рассчитывало на показатель не свыше девяноста процентов. Причем во многие пункты являлись добровольцы, в русской терминологии - "охотники".
    Военное ведомство должно было учесть какие-то принципы попадания на военную службу для добровольцев, жаждавших сразиться с немцами. В результате уже 18 июля 1914 года, как только выяснилось, что при мобилизации на призывные пункты явились масса добровольцев, начальник Главного управления Генерального штаба, долженствовавший занять пост начальника Штаба Верховного главнокомандующего, ген. Н. Н. Янушкевич сообщил в Главный штаб, отвечавший за учет людских контингентов: "При первом же известии об объявлении у нас мобилизации начали поступать заявления о приеме в армию в качестве добровольцев. Удовлетворение подобных заявлений, дающее выход известным чувствам, представляется весьма желательным… полагаю необходимым установить, что к приему в армию в качестве добровольцев могут быть допускаемы лишь лица, не состоящие ни в запасе, ни в ополчении 1 - го разряда и не подлежащие призыву в текущем году".[273]
    Таким образом, во время всеобщей мобилизации 1914 года, кроме запасных (людей, некогда служивших в армии и в возрасте до 43 лет), призыву также подлежали и мужчины 1894 года рождения - новобранцы. Все прочие пока могли быть приняты в Действующую армию либо добровольцами, либо вольноопределяющимися, в возрасте не менее 18 лет. Следует отметить, что причины добровольчества были самыми различными. От искреннего патриотического порыва (большинство) до своеобразного шкурного интереса. Например, известный русский писатель вспоминал: "Доброволец Раков пошел на войну, чтобы лошадь выручить: думал, что, если сам пойдет, лошадь вернут. И еще слышал, что добровольцу возле обоза можно поживиться, и пошел".[274]
    В русской терминологии добровольцы назывались охотниками. Возраст принимаемых в войска охотников: 18–43 года. Таким образом, как видим, для добровольцев был установлен тот же верхний возраст, что и для призывников (военное законодательство не допускало призыва в Вооруженные силы мужчин в возрасте более 43 лет), но нижний уменьшился на три года. Соответственно, чтобы не допустить пополнения войск необученными людьми (ведь по мобилизации основная масса призывников состояла из запасных, некогда проходивших военную службу), в Действующую армию предлагалось отправлять только тех, кто уже имел воинский опыт, а всех прочих - в запасные батальоны пехоты для предварительного обучения. Дело ведь в том, что, согласно существующим положениям, охотники могли быть направляемы исключительно в действующие войска и ни в коем случае - не в тыловые службы.
    23 июля императором Николаем II были утверждены "Правила о приеме в военное время охотников на службу в сухопутные войска". В соответствии с этим приказ военного министра ген. В. А. Сухомлинова от 23 июля 1914 года о правилах приема охотников (добровольцев) в армию говорил, что "охотниками принимаются:
    а) лица, подлежащие воинской повинности, но еще не явившиеся к исполнению таковой;
    б) лица, явившиеся к исполнению воинской повинности, но от таковой освобожденные либо получившие по разным причинам отсрочки поступления на службу;
    в) лица, состоящие в ополчении 2-го разряда;
    г) лица, на коих не распространяется действие Устава о воинской повинности, а также отставные нижние чины…
    Не принимаются:
    а) имеющие менее восемнадцати и более сорока трех лет от роду;
    б) лишенные всех прав состояния или всех особенных прав и преимуществ…
    в) состоящие под уголовным судом или следствием;
    г) подвергшиеся по судебному приговору наказанию, сопряженному с лишением права поступать на государственную службу и
    д) признанные по суду виновными в краже или мошенничестве".[275] Надо сказать, что попытка сохранить армию от уголовных элементов удавалась до середины 1916 года.
На страницу Пред. 1, 2, 3 ... 23, 24, 25 ... 45, 46, 47 След.
Страница 24 из 47
Часовой пояс: GMT + 4
Мобильный портал, Profi © 2005-2013
Время генерации страницы: 0.085 сек
Общая загрузка процессора: 3%
SQL-запросов: 2
Rambler's Top100