ПравилаРегистрацияВход
НАВИГАЦИЯ

Наша проза.

Модераторы: Lorian, Algis, DreamFire
Список форумов » Книжный мирНа страницу  1, 2, 3 ... 20, 21, 22 ... 28, 29, 30 
АВТОРСООБЩЕНИЕ
nirwur
Avatar
7 июня 2009, 15:31
5. Младший брат вздрогнул и, не подняв головы, кивнул.
-Рони? Что-то не так?
-Всё нормально.
Ишир вздохнул и подошел к нему.
-Обижаешься, что я обогнал тебя?
Тот неопределенно пожал плечами. Ишир с улыбкой рассматривал этого неугомонного мальчишку.
-Что это топорщиться у тебя в карманах?
-Печенье.
-Какое печенье?
-Ты же просил захватить... Найра, наверное, злится на меня, что без спросу взял...
-А зачем брал не спросив?
-Некогда было. Я спешил... К тебе.
Вечер и тишина. Тепло и сухой ветерок, ласкавший лицо и ерошивший волосы. Гигантский оранжевый диск солнца за каменной оградой. Закатное солнце Арая в половину неба...
-Эллохир?
Мальчишки вздрогнули и посмотрели на маленького серафима. А тот всматривался в пылающее солнце... Нет, он смотрел ниже, на ограду... В сиянии вечернего солнца они трое увидели черную тень перечеркнувшую двор поперек. Тень сделалась тонкой и разделилась на три тени, которые, как стрелки неведомого часового механизма, принялись вращаться в разные стороны. Медленно, неторопливо и... (И неумолимо?)
Вслед за тенью, из мерцающего оранжевого мерцания появилась расплывчатая фигура. Кто-то приближался к ним...
-Эллохир? – неуверенно пискнуло дитя.
Плавящийся воздух вокруг фигуры вздымался прозрачными волнами, растекаясь по двору, распространяя удивительное сочетание запахов пшеницы, дождя и цветов яблони. Этот запах освежал и успокаивал. Запах имел свое звучание, словно журчание родника или тихий шум летнего дождя. Ишир начал задыхаться, как всегда, от отцовского запаха... Но уже через минуту, он мог умереть без него. Через минуту, всего лишь, его легкие словно наполнились золотым ветром, и даже его кровь стала золотой, искрящейся, сияющей.
-Эллохир! – крикнул ребёнок и бросился к Отцу.
Рони напрягся. Ишир положил руку на его плечо.
-Пусть... Он жив ради Отца.
nirwur
Avatar
7 июня 2009, 15:33
6. -Этот серафим грязный, как дворняга.
-Отец не брезглив.
Ребенок бежал по двору и кричал во все горло от радости. Он и сам не понимал, что кричал. Воздух вокруг отца напрягся на мгновение, затем, словно лопнул воздушный пузырь, - горячий бесшумный взрыв. Теплый воздух, с едва слышным низким рокочущим отзвуком, прижал к земле траву на лужайке и взволновал розы в клумбах. Он пронесся рябью по глади ручейка, заставил задребезжать стёкла в окнах. Где-то хлопнула дверь.
-Кто это здесь?
-Эллохир! Эллохир!
Удивленный голос Рони.
-Брат, посмотри на этого...
Ребенок изменился, казалось, что совсем чуть-чуть. Он стал чистым. Его волосы вспушились, словно недавно вымытые в теплой воде. Его кожа с особенным молочно-золотистым детским оттенком сделалась чистой до скрипа. Рваная одежда тоже претерпела изменения. И шорты, и рубашка, и даже сандалии на ногах, по мере приближения серафима к отцу, становились новыми, крепкими, красивыми. И когда дитя подбежало к отцу вплотную, и когда обняло его и что-то замурлыкало, уткнувшись мордахой в отцовскую рубашку, тот поднял руку (Тише... Вслушайтесь!), время прекратило свое движение. Всё застыло. Арая замерла. Всё, кроме Ишира и Сими Роххири.
Взгляд отца из мерцавшего солнечного марева. Его глаза.
-Где вы нашли малыша?
-На второй станции ожидания, пап.
Взгляд. Взгляд...
-Помнится, я запретил вам играть на второй станции.
Ишир опустил голову.
-Прости, пап. Это я виноват...
-Эллохири, тукки никки! Сими рои-рои!
Рука отца взъерошила волосы ребенка.
-Это опасное для детей место – вторая станция ожидания.
-Маленький серафим был там уже до меня.
Отец посмотрел в преданные глаза Сими. Тот, кажется, готов был взорваться от чувств переполнявших его. Он был счастлив. Он был так счастлив!
-И всё-таки ты жив, - задумчиво и тихо произнёс Отец, рассматривая ребёнка. – Ты запомнил мою сказку о дороге домой... И оказался на станции.
nirwur
Avatar
7 июня 2009, 15:34
7. -Эллохири, - мяукнул серафим. – Муи-муи?
-Как жаль, что поздно, - прошептал отец, и новая волна беспричинного страха пробежала по спине Ишира колючей волной. Отец погладил ребёнка по голове. – Уже не важно...
-Он ведь из Яара, пап?
-Он из школы, в которой учили задавать вопросы... Но так и не научили.
Отец посмотрел на Рони.
-Ты любишь Рони?
-Да.
-Даже не смотря на то, что он тебе не родной брат? – Отец внимательно рассматривал мальчика с косицей на затылке.
-Он наш!
-Я надеялся, что хотя бы он сможет задать мне ВОПРОС. Ведь ты не задашь его мне, даже если этот вопрос выжжет все твои внутренности. Всё равно не задашь.
-Пап... Ты пугаешь меня...
-Рони слеп и глух. Он видит только своё отражение в воде, тогда как ты видишь в нём небо. Он слышит шум ветра, а ты - шорох травы и музыку неба... Ах, сынок, я так сожалею и в то же время так рад, что ты никогда не задашь мне ТОТ САМЫЙ ВОПРОС.
-О каком вопросе ты говоришь, пап?
-Неважно о каком... - Отец снова глянул в преданные глаза серафима и подмигнул ему. – Важно то, что вопрос должен быть задан. И мне придётся сделать это за Рони.
-Муи-муи?
-Ангелы Симсабаса сегодня открывают первый театр в Арая. Представляешь, Орин написал пьесу о нашей маленькой школе. Актёров набрали из моих бывших выпускников и пригласили меня на сегодняшнюю вечернюю премьеру. Пойдёшь со мной?
-А Рони возьмём с собой?
-Зная любовь Симсабасов к ярким эффектам, могу предположить, что премьера получиться феерической. Рони любит пёстрые игрушки... Хорошо, возьмём и Рони.
-Пап?..
Глаза Отца. Ишир утонул в тепле и неге, которые излучали его глаза. Он схватился за горло... Отдышался.
-А что с маленьким серафимом? Оставим у нас?
Отец покачал головой. Затем поднял руку и показал в грандиозное алое с золотом небо.
nirwur
Avatar
7 июня 2009, 15:35
8. -Смотри, Ишир, где-то там, среди облаков, плывет себе и поскрипывает ржавыми поручнями ангельская станция ожидания номер два.
Теплый воздух обнял Ишира, закружил вокруг него.
Мальчик заворожено смотрел в небо.
Он смотрел в бесконечное небо Арая. В его бездонную хрустально прозрачную чистоту. Он смотрел на гигантские серые облака, золотом расцвеченные. Он любовался грандиозными столбами оранжевого света, пробивавшегося сквозь серые и фиолетовые облака.
Небо было вокруг него!
Бесконечное вечернее небо Арая!
-Как красиво, - прошептал Ишир и, вздохнув, оглянулся вокруг. – Пап? Где мы?
Ржавые поручни, черные квадраты толстой резины на полу, скамейки, когда-то покрашенные в синий цвет... Ишир глянул на отца, стоявшего возле главного входа на станцию, цепочка которого была откинута с крючка и болталась где-то внизу, тихонько себе позвякивая. Одна его рука лежала на плече ребенка.
-Ты дождался своего часа, малыш. Ты выстрадал его. Заработал... – он пожал плечо, и ребенок сразу же отозвался.
-Муи-муи, эллохири?
-Три шага отделяют тебя от новой жизни, Сим Роххи, Серебряное Крыло. – Рука Отца слегка подтолкнула дитя к бездне. – Крылья оставь здесь. В новом мире они тебе будут не нужны.
-Без тебя?
-Когда тебе станет совсем плохо от одиночества, придёт он, - Отец показал на Ишира. – Он сам найдёт тебя и остальных учеников. Слушайся его так, словно он это – я. Он научит тебя главному в жизни, чему я не успел научить тебя. Он покажет тебе то, что ты должен был увидеть, но я не успел показать тебе. Он будет рассказывать сказки, которые со временем станут былью... Он никогда не толкнёт тебя в бездну, как я толкну тебя через минуту...
-Я не хочу с ним... Я хочу всегда быть с тобой!
-Позже, Серебряное Крыло, чуть позже... Я приду за тобой лично... Ты узнаешь меня, малыш. Но если не узнаешь сам, то я напомню о себе словами «Я пришел за тобой Сими Роххири». Жди меня. Сколько бы времени не прошло - всегда жди. Каждую секунду жди. Если потребуется не спать целую вечность – не спи. Жди. Всегда жди.
-Отец...
-Иди же!
Ребёнок сделал нерешительный шаг вперед и оглянулся на отца. Порыв ветра ударил по нему, растрепав волосы. Ишир запомнил его таким – тонким золотым силуэтом на фоне прозрачной бездны неба. И светлые волосы распушенные ветром.
Контур его лица.
Краешек глаза.
Одна единственная слезинка, сверкавшая алмазом на щеке.
-Ихавах... Я...
Он шагнул в бездну. Его крылья рассыпались воздушным ворохом серебристых перьев. Их подхватил ветер и унес в небо...
Тиший Омут
Avatar
8 июня 2009, 08:13
Они же постоянно работали.. Времена были такие.. Эта работа не стоила ничего, но в совокупности строила великую державу, называемую СССР.. Меня оставляли у стариков, в избушке которых были расквартированы. Старые..злые..сосланые в Забайкалье революционной властью казаки..
....
Пеленала меня старуха. Я лежал на деревянном огромном столе посреди помещения с бревенчатыми стенами. Молча так. Со знанием дела пеленала. Вдруг из-за спины ее появляется дед и смотрит на меня лежащего снизу вверх, сквозь брови и бороду.. И.. как скажет! -
- Бабка, а давай его съедим.. Он ведь что поросеночек.. Пяточки - вон какие мягкие.. Не то, что у тебя..
- Уйди, старый.. побегает он по матушке земле и станут как у тебя у него пятки. Каменные.
Взял дед ружье и прицелился - колючим глазом как выстрелил.
- Упомнит..
- Не упомнит. Пионэр будет - может по.. ..
Прогнала его бабка размахивая пеленкой наотмашь.. А меня запеленала.
Упомнил..
nirwur
Avatar
8 июня 2009, 12:07
У кого-то карандаш в руке, у кого-то кисть, а у кого-то скальпель... Очень остро заточен твой карандаш, Тиший Омут. Пугающе остро.
nirwur
Avatar
8 июня 2009, 18:37
Тот июль в Питере, (который Санкт-Петербург), был жарким и дождливым. Я задыхался по ночам, задыхался влажным воздухом и запахом цветущей липы из парка неподалеку. По ночам было особенно тяжело. Ночами была тишина и женский голос в радиоприемнике из-за стены: «...выше тридцати градусов. Ночью слабый дождь» Ночами было одиночество, (большинство друзей развезли родители по курортам и по деревням), ночами была лампа над столом, наскучившая книга и тишина. Хотя нет, был еще кот...
-Сходи, позови Пиратика.
-Ну, мам... На улице дождь и уже почти десять, глянь на часы.
-Я прошу так много? Пожалуйста, сходи вниз и позови нашего кота.
-Мам...
Её внимательный взгляд, приподнятая бровь, застывшая улыбка – без иных вариантов. Точка. Слушаюсь и повинуюсь. (Пират!!.., кис-кис-кис. Ах ты..., маленькая рыжая гадость!)
Пыльный подъезд, ступени, гладкие перилла. Двери...
Дождь. Бесшумный, почти. Теплый. Серый.
Десять минут я тоскливо и монотонно звал кота. Он, конечно же, не откликнулся. Он побаивался меня, (не беспричинно, признаюсь). Я устал и снова начал задыхаться влагой... И вдруг, заметил что-то невдалеке, через асфальтовую дорожку. Что-то, похожее на кулек, подвешенный на ветку разлапистой липы.
Шаг. Еще полшага.
Это был Пират. Подвешенный на петле. Голова свернута набок. Белые клыки, агоническая пена. Запекшаяся кровь.
Я все еще не боялся по-настоящему, не понимал всё еще...
Но тут что-то привлекло мое внимание в стороне.
Там, в тени соседнего дерева кто-то стоял. Высокий кто-то. В сером пиджаке. У него было картонное лицо и черные глаза. Кепка. Он улыбался этот кто-то, и внимательно наблюдал за мной. Стоял и не шевелился. Черные глаза дырки.
Я стремглав бросился домой, даже задыхаться забыл. Я боялся оглянуться, боялся увидеть серую тень в кепке, застывшую под деревом.
Подъезд, ступени, ступени, ступени. Быстрее вверх, вверх, вверх... Я ворвался в квартиру и первое, что увидел – Пирата, мурлыкавшего над блюдцем с молоком. Мамин голос из кухни:
-Это ты? Только ты ушел, как появился Пират через балкон. Ты промок?
(Там, на улице..., в петле..., висел другой кот!)
Но серая тень под липой...
Я закрыл дверь, судорожно защелкнул замок и обессилено привалился к ней спиной. Там была серая тень и картонное лицо. Там был кто-то просто наблюдавший за испуганным ребенком. Кто-то, повесивший живое существо в петлю... Я закрыл глаза и шептал: «Кто-то..., кто-то..., кто-то...»
nirwur
Avatar
9 июня 2009, 19:43
-Засыпай, малыш.
-Не буду!
-Засыпай, пожалуйста, малыш.
-...я боюсь.
-Я всегда с тобой, малыш. Почему ты плачешь и дрожишь?
-За окном так страшно воет вьюга... Я боюсь, что засну, и боюсь, не услышу..., как уйдешь и оставишь меня навсегда.
-Я останусь с тобой. Засыпай, засыпай.
...
Я долго спал. Тьму, окутывавшую меня, я считал своим домом. Я не знал ничего кроме тьмы и…
И в ней…
Во тьме, иногда, я видел светящийся рой пёстрых бабочек, которые кружились в рассеянном бледном луче. Они были совершенны. Тихий шорох их тонких крыльев казался мне самой прекрасной музыкой – едва-едва отличимой от абсолютной тишины, в которой я жил так долго. Но бабочки бывали со мной не всегда. Они, то прилетали ко мне, то улетали. То прилетали, то улетали. И мне тоже захотелось куда-нибудь улететь из моего дома.
Это желание стало моей единственной навязчивой идеей. Я думал только о том, что бы покинуть свою непроницаемую тьму каждую минуту... Да что там минута, каждую секунду я мечтал об этом!
И однажды я решился.
И однажды я отправился в свое долгожданное путешествие.
По-правде сказать, я отправился путешествовать только тогда, когда смог себе это позволить. Только тогда, когда с чистым сердцем я смог сказать себе, что все мои незавершенные дела – завершены, что все мои страхи обезоружены, что весь мир готов раскрыться передо мной, как добрая книга. Я отправился путешествовать только тогда, когда почувствовал уверенность в том, что дорога, которая снилась мне тысячу ночей, - не погубит меня. Только тогда, когда я смог уверенно посмотреть вперед и при этом не почувствовал острого желания остаться; только тогда я отправился в свое долгожданное путешествие.
Тьма осталась за спиной.
Я закрыл дверь своего пустого дома и бросил ключ в почтовый ящик с мыслью о том, что возможно моим домом когда-нибудь воспользуется другой путешественник. Другой путешественник, которому будет нужен всего лишь кров на одну ночь. Точно так, как мне в предстоящем путешествии.
Я вышел на улицу. Осмотрелся. И сказал себе шепотом:
«Больше никогда я не посмотрю назад. Больше никогда я не вернусь в свой дом. Я никогда не буду возвращаться в те места, города и страны, в которых уже побывал. И когда я сделаю полный круг, побываю во всех странах и во всех городах, только тогда я умру. И смерть моя не будет тьмой, она будет подобна вспышке»
Я посмотрел в чистое сентябрьское небо, в котором белесые облачка медленно ползли по светлой разбавленной синеве. Я посмотрел на оранжевые клёны, которые росли вокруг моего дома. Я провел ладонью по сырой скамейке, с прилипшими к ней резными кленовыми листьями... И я не почувствовал сожаления о выборе, который сделал.
Я чувствовал только предвкушение от новых открытий, от новых стран, городов и людей.
И отправился в свое долгожданное путешествие.
Безвозвратно.
Pilot
Avatar
Имя: Александр
Сейчас нет на сайте
Репутация: 3
Регистрация: 12.03.2007
Всего сообщений: 1061
Откуда: Краснодар
9 июня 2009, 20:34
Странно...мячик туда сюда прыгал меж Нирвуром и Омутом,не особо заботясь,кто более продвинут в комплиментах...
сминая карандашики...разные. И,в киогерат ухнул...
Молосы! Герои нашего времени.
А чиго вам никто нихлопает? А?
nirwur
Avatar
9 июня 2009, 22:45
И в киогерат..., ухнул...
Я ничего не понял. Ничего.
Точнее...
Это второй раз вы указываете на дверь? - (это, да?)..., (да, наверное)
Наверное, да.
Список форумов » Книжный мирНа страницу Пред. 1, 2, 3 ... 20, 21, 22 ... 28, 29, 30 След.
 
стр.  
Страница 21 из 30
Часовой пояс: GMT + 4
Мобильный портал, Profi © 2005-2016
Время генерации страницы: 0.051 сек
Общая загрузка процессора: 4%
SQL-запросов: 4
Rambler's Top100