ПравилаРегистрацияВход
НАВИГАЦИЯ

Япония

Модераторы: Lorian, Okcu, Grindi
Список форумов » КультураНа страницу  1, 2, 3 ... 12, 13, 14, 15 
АВТОРСООБЩЕНИЕ
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
8 июля 2009, 10:59
¤¤¤
¤¤ Минамото-но Мицуру и
¤ Тайра-но Ёсифуми :
Поединок

>>>>>

Сражения в любую эпоху и в любой стране безжалостны. В древности в Японии, как и в прочих странах, существовал идеализированный ритуал, когда полководцы противостоящих друг друг армий решали исход сражения в личном поединке. Представленный ниже рассказ является самым старым из известных в Японии полных описаний подобных поединков. Он взят из "Кондзяку моногатари сю" ("Собрание старых и новых историй"), т.25, разд.3.

Точные даты рождения и смерти двух героев неизвестны. Однако мы знаем, что Тайра-но Ёсифуми был племянником Масакадо (ум. 940), мятежника, поднявшего восстание и провозгласившего себя императором.

В коротком, но восхитительном рассказе, описывающем обмен посланцами перед битвой, есть один пробел. В оригинале утрачен кусок текста, и это не позволяет нам судить о том, что посланники сделали или не сделали с лошадьми. Я склоняюсь к тому, что они не пустили лошадей галопом, а не что они вообще были пешими.
*
В восточных землях когда-то жили двое воинов, Минамото-но Мицуру и Тайра-но Ёсифуми. Мицуру был известен как Минота-но Гэнни, а Ёсифуми - как Мураока-но Горо.

Оба они преуспели в бусидо. Но чем совершеннее становились они, тем более ненавидели друг друга. Это произошло потому, что злые языки передавали одному из них то, что сказал о нем другой. Так, кто-то сообщал Ёсифуми: "Господин, Мицуру говорил о вас: "Он не может вызвать меня на поединок, но перечит мне во всем. Это отвратительно".

Услышав это, Ёсифуми отвечал: "Как он смеет говорить так? Я знаю все о его слабостях, о его мыслях. Я говорю ему: "Если вы на самом деле так думаете обо мне, выходите сражаться со мной в любом удобном месте". И эти слова обязательно передавали Мицуру.

Поэтому, хотя оба воина были отважны и мудры, они, в конце концов, разгневались, ибо люди продолжали науськивать их, и отправили друг другу послание:

"Мы больше не можем говорить так друг о друге. Мы выберем день, найдем удобное место и сразимся, чтобы увидеть, кто лучше". Обменявшись письмами, они выбрали поле сражения и установили день, после чего обе армии начали готовиться к битве.

Когда назначенный день настал, армии собрались утром в условленном месте. В каждой из них насчитывалось 500-600 воинов, и каждый воин был готов отдать все свои силы и жизнь. Обе стороны стояли в ста ярдах друг от друга, выставив вдоль переднего края щиты.

Вскоре каждая сторона отправила воина с письмом, официально объявляющим войну. Как только воин возвращался в свой лагерь, противник, как установлено правилами, посылал ему вслед стрелы. Не нестись в этот момент, не уклоняться и не оглядываться, но спокойно возвращаться в свой строй считалось признаком отваги.

После этого обе армии подняли щиты и стали готовиться к стрельбе, когда Ёсифуми сказал Мицуру: "В сегодняшнем сражении не имеет смысла, чтобы наши воины стреляли друг в друга. Ведь вы и я хотели узнать, что каждый из нас может показать другому, не так ли? Если так, нет необходимости затевать стрельбу между вашими и моими воинами. Лучше каждому из нас выйти из ряда и выстрелить, показывая свое искусство. Что вы думаете?"

Услышав предложение, Мицуру ответил так: "Именно этого я и желал. Я немедленно выхожу".

Затем он выехал на коне из-за щитов и встал, положив на лук стрелу с раздвоенным наконечником.

Ёсифуми был доволен таким ответом и сказал своим воинам: "Я хочу состязаться в стрельбе из лука с ним одним, используя все свое мастерство. Оставьте дело мне и наблюдайте. Если я погибну, заберите мое тело и похороните".

Затем он один выехал на лошади из-за щитов. Оба воина поскакали навстречу друг другу, держа наготове луки, и сделали первый выстрел. Надеясь поразить врага второй стрелой, каждый натянул тетиву и выстрелил в тот момент, когда они мчались мимо друг друга. Проехав, они повернули лошадей и поскакали обратно.

И снова каждый натянул тетиву, хотя в этот раз они мчались навстречу, не стреляя. Проехав мимо друг друга, они вновь развернули коней и поскакали назад. Опять они натянули тетиву и прицелились. Ёсифуми прицелился в центр тела Мицуру и выстрелил. Но Мицуру, уклоняясь от выстрела, резко наклонился в сторону, почти упав с лошади, и стрела попала в рукоять меча.

Мицуру вновь сел в седло и выстрелил в центр тела Ёсифуми, но Ёсифуми увернулся, и стрела попала в пояс, на котором висел меч.

Когда воины вновь помчались навстречу друг другу, Ёсифуми закричал Мицуру: "Мы оба стреляем в центр тела. Теперь мы знаем, что можем показать друг другу, и это не так плохо. Вы знаете, что мы не старые враги, и потому давайте остановимся. Мы просто хотели бросить вызов друг другу. Мы не хотели убивать друг друга, не так ли?"

"Я согласен, - сказал Мицуру. - Мы увидели, что у нас есть, что показать друг другу. Остановиться сейчас будет правильно. Я уведу своих воинов".

И каждый из них увел свою армию.

Воинов охватил ужас, когда их хозяева мчались навстречу друг другу и стреляли из лука, и каждый из них думал: сейчас его убьют! Сейчас его убьют! Поистине, смотреть, как сражаются их хозяева, им было тяжелее, чем самим стрелять друг в друга. Поэтому развязка поначалу озадачила их, но потом он возликовали.

Таким путем следовали воины древности. После поединка Мицуру и Ёсифуми стали близкими друзьями и, не колеблясь ни мгновения, говорили друг с другом обо всем.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
30 июля 2009, 21:11
¤¤¤
¤¤ Минамото-но Мицунака :
¤ Обращение воина

>>>>>>>

Чувство вины за убийство птиц и зверей (но отнюдь не людей) совсем не обязательно обусловлено буддизмом, который появился в Японии в VI веке. Тем не менее буддизм оказал воздействие на тех , кто, ощущая такую вину, отказывался от мирской жизни. В следующем эпизоде, взятом из "Кондзяку моногатари сю" (т. 19, разд. 4), обращение в буддизм воина Минамото-но Мицунака (913-997) описано с очаровательной насмешкой. Мицунака, достигший высокого положения и известный также как Тада-но Мандзю (китаизированное произношение его имени), жил в Тада, провинция Сэтцу. В некоторых официальных летописях он упоминается также и как поэт, и действительно, его стихотворение включено в третью императорскую антологию "Сюи сю" (№334). Оно представляет собой ответ на стихотворение Киёвара-но Мотосукэ (908-990) по поводу отбытия последнего к месту службы - на должность губернатора провинции Хиго. Первые строки :

Сколько, как считаете, буду думать о вас
Когда мы, старики, уезжаем друг от друга?

Ответ гласил:

Вы правы, вам отправляться в дорогу,
А я остаюсь здесь ждать, как долго - не знаю.

Среди тех, кто упомянут в рассказе, - Энъю-ин, шестьдесят четвертый император Энъю (959-991). Мидзуно - пятьдесят шестой император Сэйва (850-880), шесть сыновей которого положили начало шесть семьям Минамото (в китайском прочтении - Гэндзи). Одна из линий, начавшаяся с принца Садасуми, превратилась в славный военный клан, ибо его сын Цунэмото (917-961) стал главнокомандующим. По этой генеалогии Минамото традиционно называли Сэйва Гэндзи.

Монах Гэнкэн (977-1020), третий сын Мицунака, поначалу был известным воином-монахом, но стал набожным буддистом. Он также писал стихи и оставил после себя пятьдесят одно стихотворение.

В правление Энъю-ина жил человек по имени Минамото-но Мицунака, занимавший пост Начальника Левых императорских конюшен. Сын губернатора Тикудзэн Цунэмото, он был несравненным воином, поэтому двор относился к нему с почтением, а знать, министры и высокие чины жаждали заполучить его на службу. Потомок императора Мидзуно, он был знатного происхождения. После долгих лет службы при дворе Мицунака достиг огромного влияния и заслуг, сравнимых лишь с теми, кто занимал должность губернатора в различных провинциях. В конце концов он стал губернатором Сэтцу. К старости он построил себе дом в Тада, что в Тэсима, в этой же провинции, где и жил.

У него было много сыновей, все они преуспели в бусидо, за исключением одного, который стал монахом. Его звали Гэнкэн, он был учеником Дзиндзэна из Иимуро и жил в монастыре на горе Хиэй . Однажды он посетил своего отца в Тада и был глубоко огорчен, видя, как тот убивает живых существ. Возвращаясь в Иокава, Гэнкэн остановился выразить почтение монаху Гэнсину и сказал ему :

"Мне очень больно видеть, как ведет себя мой отец. Ему уже больше шестидесяти и не так уж много ему осталось прожить. Но он по-прежнему выезжает летом на охоту с сорока-пятьюдесятью ястребами и беспрестанно убивает живых существ. Держать летом ястребов - лучший способ отнимать жизнь.

Он ставит сети в реках и ловит множество рыбы. У него много орлов, которым он скармливает животных. Каждый день его люди ловят неводом рыбу в море. Он постоянно посылает людей с оружием охотиться на оленей. И все эти убийства он совершает в своей вотчине. Тех же, кого он убил в отдаленных местах, и не сосчитать.

Далее, если ему попадается кто-нибудь, перечащий его желаниям, он убивает его, как насекомое. Если человек совершил незначительное преступление, он отрубает ему руки и ноги.

Если он будет продолжать совершать так много грехов, то сколько же он будет страдать в будущих жизнях? Это очень печалит меня. Я думаю о том, как подать ему мысль стать монахом, но я слишком боюсь его и не могу найти возможности предложить ему это.

Почтеннейший, не были бы вы так добры убедить его войти в обитель? Как я говорил, сердце у него -как у демона, но я полагаю, что он серьезно отнесется к словам такого возвышенного и святого человека, как вы".

"То, что ты сказал, -замечательно, - ответил монах Гэнсин. - Если мы сможем убедить кого-нибудь подобного твоему отцу стать монахом, это само по себе будет добродетельным деянием. Кроме того, это убережет его от убийства многих живых существ, что породит бесконечное множество других добродетельных деяний. Я, конечно, попробую. Но мне будет тяжело сделать это самому. Подобную задачу я должен решить вместе с людьми, подобными Какууну и Ингэну . Отправляйся первым в Тада и оставайся там. Потом приеду я с этими двумя людьми, сделав вид, что решил по нашим правилам навестить тебя во время путешествия. Увидев нас, изобрази суету и скажи своему отцу, что такие-то и такие-то святые почтенные люди, странствуя, приехали к тебе поговорить на религиозные темы.

Хотя у твоего отца сердце демона, он, безусловно, слышал о нас. Если он встревожится и рассердится на твои слова, скажи ему: "Эти святые люди не всегда спускаются с горы, даже когда их приглашают к императору. То, что во время странствия они прибыли к нам, -редкость". Затем убеди его: " Пожалуйста, используйте эту возможность, чтобы совершить что-то доброе, и попросите у них наставления. Если вы выслушаете их наставление, ваши грехи могут быть уменьшены, а жизнь - продлена". Если у нас появится возможность дать наставление, мы попытаемся убедить его стать монахом. И даже при случайной беседе мы сделаем все возможное, чтобы помочь ему понять, в каком положении он находится".
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
7 августа 2009, 14:05
¤¤¤¤
¤¤Фудзивара-но Ясумаса и Хакамадарэ :
¤ Присутствие духа.

>>>>>>>

Вера в то, что великий человек может оказывать влияние на других людей без всяких слов и жестов, прекрасно отражена в одном из эпизодов "Кондзяку моногатари сю" (т. 25, разд. 7), в котором описывается, как знатный человек победил знаменитого разбойника одной только силой духа.

О разбойнике Хакамадарэ ("свисающее одеяние") сохранилось немного достоверных сведений. В свою очередь, о Фудзивара-но Ясумаса официальные летописи говорят как о знатном аристократе, занимавшем губернаторские посты в нескольких провинциях. Одно время он был женат на великой поэтессе и возлюбленной многих людей Идзуми, чьи любовные романы шокировали людей даже в ту эпоху, когда сексуальные нравы были весьма свободными. Интересно, что одно из стихотворений Идзуми, в заглавии которого упоминается Ясумаса ("Сиика сю", №239), адресовано другому любовнику.

Стихотворение самого Ясумаса также включено в императорскую антологию "Госюи сю" (№448) . Как поэт он явно не может сравниться с Идзуми, зато как воин он оказался сильнее самого знаменитого разбойника тех дней. Он прославился и как жестокий правитель, ибо известно, что в 1028 г., когда он служил губернатором Ямато, один священнослужитель подал на него жалобу, осуждая слишком суровую политику в управлении провинцией.
Любопытно, что брат Ясумаса, Ясусукэ , тоже пользовался дурной славой разбойника и не стеснялся никаких способов, чтобы заманить в ловушку и убить продавцов оружия, одежды и других ценных вещей. В "Удзи сюи моногатари" ("Истории, собранные в Удзи") говорится, что он так и остался безнаказанным, но официальные хроники утверждают, что он покончил с собой после того, как был арестован и посажен в тюрьму.

О его отце Мунэтада, который упоминается в конце рассказа, известно, что в восьмом месяце 999 г. он убил сына губернатора и его воинов. Когда начальник императорской внутренней службы пришел допрашивать его, он спокойно признал свою вину и был сослан на остров Садо.

Когда-то жил человек, которого можно назвать "главарем" всех разбойников и который носил имя Хакамадарэ. Он был умен и крепок телом, отличался быстротой ног, проворность рук и мудростью в замышлении интриг. Никто не мог сравниться с ним. Он занимался тем, что грабил состоятельных людей, когда они были без охраны.

Однажды, в десятом месяце, у него не оказалось одежды, и он решил где-нибудь ее раздобыть. Он отправился в подходящее место и стал озираться по сторонам. Около полуночи, когда все люди уже спят, в проблесках лунного света он увидел медленно прогуливающегося человека в богатых одеждах. Его рубашка была подвязана тесемками, а поверх нее был надет охотничий костюм, мягко облегавший тело. Он медленно шел, наигрывая на флейте, и, видимо, никуда не торопился.

О, подумал Хакамадарэ, да он просто жаждет поделиться со мной своей одеждой. В таких случаях он обычно радостно вскакивал, мчался к своей жертве, валил ее и снимал одежду. Но на этот раз он вдруг почувствовал, что жертва внушает ему какой-то страх, поэтому он проследовал за ней пару сотен ярдов. Казалось, человек не замечал, что за ним кто-то идет. Наоборот, он продолжал играть на флейте, которая звучала еще нежнее.

Пусть-ка он покажет себя, сказал себе Хакамадарэ, и подбежал поближе, стараясь стучать ногами как можно сильнее. Человек тем не менее ничуть не обеспокоился. Он просто обернулся, продолжая играть на флейте. Прыгнуть на него было невозможно. Хакамадарэ отскочил назад.

Хакамадарэ несколько раз пытался приблизиться, но человек оставался таким же невозмутимым. Хакамадарэ понял, что имеет дело не с простым человеком. Когда они прошли уже около тысячи ярдов, Хакамадарэ решил, что так больше продолжаться не может, выхватил свой меч и бросился вперед. На этот раз человек перестал играть на флейте и, обернувшись, сказал: "Что ты делаешь?"

Хакамадарэ едва ли был поражен больше, даже если бы на него одного бросился демон или божество. Необъяснимым образом он утратил и разум и мужество. Исполненный смертельного страха, он, против своей воли, упал на четвереньки.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
7 августа 2009, 14:13
"Что ты делаешь?" -вновь спросил человек. Хакамадарэ почувствовал, что ему не спастись, даже если он попытается это сделать. "Я хочу ограбить вас, - выпалил он. - Меня зовут Хакамадарэ".

"Да, я слышал, что есть человек с таким именем. Опасный, необычный человек, мне говорили", -так сказал незнакомец и вдруг просто произнес: "Идем со мной". Он продолжил свой путь, и вновь зазвучала флейта.

Испуганный, как будто он имеет дело не с человеческим существом, словно одержимый демоном или божеством, Хакамадарэ последовал за ним, окончательно завороженный. Наконец, человек вошел в ворота, за которыми виднелся большой дом. Сняв обувь, он вступил на веранду и вошел внутрь. Пока Хакамадарэ думал, что человек, должно быть, хозяин этого дома, тот вернулся и позвал разбойника. Он дал ему одежду из толстой хлопковой пряжи и сказал : "Если тебе впредь понабится что-нибудь подобное, приди ко мне и скажи. Если же будешь кидаться на того, кто не знает твоих намерений, можешь обжечься".

Позже Хакамадарэ узнал, что дом принадлежит губернатору Сэтцу Фудзивара-но Ясумаса. Когда его поймали, он сказал: "Это необычайно таинственный, устрашающий человек!"

Ясумаса не был самураем по семейной традиции, ибо он был сыном Мунэтада. Однако он ни в малейшей степени не был слабее наследных самураев. Он отличался быстрым умом, быстрыми руками и необычайной силой. Он также был непостижимым в замыслах и интригах. Поэтому даже императорский двор мог чувствовать себя в безопасности, приняв его на службу. Весь мир опасался его и был запуган им. Некоторые люди говорят, что он не оставил потомства, ибо вел себя как воин, хотя и не принадлежал к самурайскому дому.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
10 августа 2009, 22:17
¤¤¤
¤¤ Мураока-но Горо и Хакамадарэ :
¤ Знать, когда быть настороже

¤

Самурай должен знать, когда нужно быть настороже, а когда нет.
Это правило иллюстрируется еще одним эпизодом из жизни знаменитого грабителя Хакамадарэ, который приводится в "Кондзяку моногатари сю" (т. 29, разд. 19).

Некоторые ученые считают, что Мураока-но Горо, чье официальное имя - Тайра-но Садамити, на самом деле -Тайра-но Ёсифуми, который фигурирует в приведенном выше рассказе "Поединок".

Застава Осака - контрольный пост на горе Осака между нынешними Сига и Киото. Говорят, что его установили в 646 г. и убрали в 814 г. В то время он считался "восточными воротами" Киото. Ко времени создания рассказа от него осталось лишь название, хотя само место было известоно как ута-макура, "поэтическое место". Самое известное стихотворение об этой заставе приписывается Сэмимару, легендарному музыканту, виртуозно владевшему игрой на лютне-бива. Оно включено во вторую императорскую антологию "Госэн сю" (№1090). В нем обыгрывается слово "Осака", буквально означающее "встречая холм".

Вот так происходит: и те, кто идут вперед,
и те, кто возвращаются,
И друзья, и незнакомцы встречаются
на заставе Осака!


За свои злодеяния разбойник Хакамадарэ однажды был схвачен и посажен в тюрьму. Но по объявленной императором амнистии его вскоре выпустили. Остановиться ему было негде, и, так ничего и не придумав, он отправился к заставе Осака, скинул с себе всю одежду и совершенно голым лег у дороги, прикинувшись мертвым.
Прохожие, видя его, подходили и суетились, приговаривая: "Как же он умер просто так, на земле? На нем нет ни ран, ни чего-нибудь еще!"

Со стороны Киото на великолепной лошади ехал воин, вооруженный луком со стрелами, в сопровождении множества солдат и слуг. Увидев, что собралась толпа и на что-то смотрит, он остановился, подозвал слугу и приказал ему выяснить, в чем дело. Вскоре слуга вернулся и сказал: "Господин, там лежит мертвый человек, но на нем нет ни ран, ни других следов ! "
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
10 августа 2009, 22:23
Только он закончил говорить, как воин приказал своим людям соблюдать порядок, положил на лук стрелу и поехал вперед, осторожно поглядывая на мертвого.

Люди, видевшие это, захлопали в ладоши и засмеялись: "Воин, у которого в сопровождении столько солдат и слуг, сталкивается с мертвым и пугается! Какой же он великий воин ! " Они продолжали потешаться и смеяться над ним, пока он не скрылся из виду.

Вскоре, когда люди разошлись и около мертвого человека никого не осталось, проезжал верхом другой воин. У него не было ни солдат, ни слуг, он был вооружен лишь луком и стрелами. Он неосторожно подъехал к мертвецу.

"Несчастный! Как же он умер так, на земле ! Ведь на нем нет ран", - сказал он и ткнул мертвеца кончиком лука. Вдруг мертвец схватил лук, вскочил и сбил воина с лошади. "Вот как ты отомстишь своим предкам ! " - закричал он, выхватив у воина меч и заколол его.

Затем он сорвал с воина одежду, надел на себя, поднял лук и колчан, вскочил на лошадь и стремглав полетел на восток. Затем он встретился еще с десятью или двадцатью людьми, так же, как и он, выпущенными из тюрьмы. Грабя каждого встречного на дороге и отнимая у него одежду, лошадь, лук, стрелы, доспехи и все остальное, он одел и вооружил своих людей. Когда он и его двадцать-тридцать людей ехали из Киото обратно, ему не встретился ни один человек, с которым он не мог бы совладать.

Человек, подобный Хакамадарэ, может поступить точно так же и с тобой, если ты хоть чуть-чуть утратишь бдительность. Если не найдешь ничего лучшего, как приблизиться к нему настолько, что он может дотронуться до тебя, как же он не схватит тебя?

Когда люди разузнали о первом всаднике, проехавшем мимо в полной готовности, оказалось, что это был сам Мураока-но Горо, более известный как Тайра-но Садамити. Тогда люди поняли, почему он так поступил. У него было много вооруженных людей и слуг, но он знал то, что знал, и не позволил себе потерять бдительности. Он поступил мудро.

В отличие от него, воин без слуг и сопровождающих, подъехавший слишком близко и убитый, был глупцом. Поэтому люди превозносили одного и осуждали другого.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
27 августа 2009, 22:26
<<<<<<<<<<<<<¤>>>>>>>>>>>>>

Примечательным было и остается отношение японца к истории.

Когда после реставрации Мэйдзи во второй половине XIX века японское общество стало знакомится с достижениями западной культуры , первыми книгами , переведенными на японский язык, были не рыцарские и даже не любовные романы , а труды по истории , такие , как " История цивилизации в Англии " Бокля , " История европейской цивилизации " Гизо , " Всеобщая история " Гудрича и ряд других.

Японец считает , что нет истории - нет культуры , нет культуры - нет страны. Убедившись в том , что история западного общества существует , переводчики взялись за европейские трактаты по водному делу , юриспруденции , естественным наукам , социологии и , наконец , произведения художественной литературы.

Японец чувствует себя неуютно , общаясь с человеком , прошлое которого ему неизвестно . Поэтому прежде всего между собеседниками происходит обмен визитными карточками . Покупая в японской аптеке лекарство , вы из сопроводительных инструкций по применению всегда узнаете , кем и когда оно было изобретено.

История оправдывает существование и вызывает доверие.

В Японии вы не услышите похвальбы " Я сделал это первым ". В лучшем случае ваш собеседник сошлется на то , что продолжает дело , начатое другим.

***
Немного из истории легендарных мечей воинов - самураев .

На протяжении своего славного существования японский меч претерпел ряд значимых изменений. Со сменой его формы менялись и стили его использования в бою .

Еще в мифические времена японский меч назывался цугури . Лезвие цугури было прямым и обоюдоострым , как у европейских рыцарей . И так же , как в европейской средневековой традиции , цугури , защищавший воина на поле брани и помогавший разить врагов , считался наделенными божественными силами. Цугури поклонялись как божествам и использовали в колдовских ритуалах. Считается , что изначально цугури делали из камня . Со временем камень сменила бронза , бронзу - железо . Несмотря на изменение материала , форма меча оставалась незыблемой вплоть до начала железного века ( т.е. IV века до н.э. по традиционной хронологии ). Только в этот период , сохранив прямоту , лезвие утратило один из режущих краев.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
7 сентября 2009, 16:05
Эти мечи получили название катакириба , а позднее - катаха. Используемое сегодня название ( катана ) впервые появляется в документах VI века . Начиная с периода Нара , катана становится символом власти и божественности , подчеркивая таким образом благородство кровей при императорском дворе , который , как считалось , имел небесное происхождение .

К другому важному , хотя и редкому стилю меча , относится кутто . Он имел единственную режущую поверхность , причем по внутреннему изгибу лезвия . Фуцуномитама - но - цугури , наделенный , в соответствии с японской мифологией , чудесными силами и способствовавший объединению Японии , был первым и самым знаменитым из подобных мечей. Существует легенда о том , как более двух тысяч лет назад Фуцуномитама - но - цугури был положен в каменный сундук и погребен в священную землю храма Исоноками , что в Ямато ( нынешний город Тенри в префектуре Нара ) . В 1874 году была даже произведена специальная церемония по эксгумации этого сакрального меча , после которой он был снова захоронен. Фуцуномитама - но - цугури считается национальной реликвией Японии , и видеть его кому бы то ни было запрещено.

Стиль , отличный от кутто и возникший , скорее всего , в период Нара , получил название когарасумару . В нем к внутренней режущей поверхности была добавлена внешняя , а сама режущая часть превышала половину длины лезвия . Наиболее известный из поныне существующих образчиков этого стиля хранится в императорской сокровищнице.
Okcu
Moderator
Avatar
Имя: Оксана
Сейчас нет на сайте
Репутация: 4
Регистрация: 4.07.2008
Всего сообщений: 1275
Откуда: Ростов -на - Дону
11 сентября 2009, 11:29
Позднее дизайн меча претерпел очередное изменение : режущая поверхность вытянулась на всю длину лезвия , причем на сей раз исключительно вдоль внешнего его изгиба. Этой катаной японские воины буси предпочитали решать свои споры на протяжении периодов Хэйан и Камакура. К сожалению , в бою катаны часто деформировались и даже ломались . Когда в 1331 году в Японию вторглись монголы , стало очевидно , что недочеты традиционного изготовления делают катаны бесполезными в реальном стражении с многочисленными противниками. Японские кузнецы рьяно взялись за совершенствование меча , однако в историю как самый успешный вошел лишь мастер Масамуне , которому удалось добиться столь необходимой прочности. Масамуне догадался , что использование при ковке меча только одного типа стали недостаточно. Он предложил использовать более мягкую сталь , сингане , как внутреннюю основу лезвия , а снаружи покрывать ее более прочной сталью , кавагане . Выкованные по этому методу мечи почти не ломались и стали почитаться как совершенное оружие. По сей день такие мечи гордо величают " душой воина ".
Pilot
Avatar
Имя: Александр
Сейчас нет на сайте
Репутация: 3
Регистрация: 12.03.2007
Всего сообщений: 1061
Откуда: Краснодар
11 сентября 2009, 12:41
В эпоху непрерывных феодальных войн появилось длинное однолезвийное рубящее оружие всадника - «тати». Так назывался самурайский меч, который носили так же, как и классическую саблю -подвешенным к поясу лезвием вниз. Впрочем, в старинных описаниях слово «тати» применяли как для обозначения горизонтального способа ношения меча, так и для выделения размеров клинка, длина которого достигала и даже иногда превышала 90 см.
Огромные мечи «нодати» были общей длиной более полутора метров, а известны и настоящие гиганты среди мечей, подобные хранящемуся в храме Яхико мечу длиной 2,25 метра, который был изготовлен в начале 14-го века. Незадолго то этого времени японцы столкнулись с монголами, облаченными в тяжелый доспех, прорубить который обычным клинком было очень непросто. Если бы штормовой ветер «камикадзе» не развеял армаду десантных судов хана Хубилая, то история Японии могла бы пойти совсем по другому пути. Случилось то, что случилось, а оружейники оставшегося не захваченным островного государства по инерции или «на всякий случай» продолжали ковать мечи с широкими и толстыми клинками длиной более метра. Мода на них довольно быстро прошла, и лишь в конце 16-го века вновь появились стальные чудовища с полутораметровыми клинками.
Поскольку японцы не отличаются высоким ростом, то и носить такие длинные мечи приходилось не на поясе, а на плече или за спиной - подобно винтовке. Таким же образом носили копье «яри» и «нагинату» -однолезвийный меч с очень длинной рукоятью. Некоторые части войска полководца Оды Нобунага (1534 - 1582) были вооружены «нагинатами» общей длиной 2,1 метра, из которых на клинок приходилось 90 см. Из-за длины рукояти и особенностей фехтования «нагинату» часто называют самурайской алебардой.
Список форумов » КультураНа страницу Пред. 1, 2, 3 ... 12, 13, 14, 15 След.
 
стр.  
Страница 13 из 15
Часовой пояс: GMT + 4
Мобильный портал, Profi © 2005-2016
Время генерации страницы: 0.075 сек
Общая загрузка процессора: 4%
SQL-запросов: 4
Rambler's Top100